San Francisco

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » San Francisco » ◄archives► » архив сообщений


архив сообщений

Сообщений 271 страница 300 из 499

271

Промывая под струей воды мелкий рис, Санни совсем задумался, погрузившись в музыку. Разве правильно было сейчас слушать именно ее, песни, созданные человеком, с которым видеться теперь не очень то и хотелось. Как всегда он отличился небывалой удачей, и получил возможность рассмотреть очередного любовника Макса вблизи, да еще и за таким занятием. Он до сих пор видел перед собой их влажные губы и сплетенные языки. Санни о таком только читал, представлял, каков будет его первый поцелуй, но никак не мог найти того, с кем бы хотел перейти от теории к практике, не на помидорах же тренироваться в самом-то деле. Тяжело вздохнул, он закрыл кран и резко вздрогнул, стоило кому-то выдернуть наушник у него из уха. Он даже не успел отреагировать и отобрать его обратно, чтобы мужчина не успел услышать того, что он слушал в данный момент, но когда заметил на его лице довольную улыбку, тут же натянул беспристрастную маску, давая альфа самостоятельно отдать наушник и удовлетворить свое эго, забавно, но сейчас название группы очень гармонировало с его солистом.
Подняв на Макса глаза, юноша кивнул и легко улыбнулся:
- Если бы мне не нравилось – я бы не слушал, не находите?
На том и замолчал, не засыпать же его комплиментами, которые тот слышит от каждого встречного фаната. Фанатом он не был, и становиться не собирался. Да, ему нравилась его музыка, но он не хотел выделять этого мужчину среди других, не желал восторженно пищать, только завидев его, да и автограф просить не будет. Он просто поделился своим мнением, раз уж альфа им поинтересовался, ничего больше.
Достав небольшую кастрюльку, он ссыпал туда рис и залив его водой, наконец, поставил на плиту вариться. Еще вчера он купил все, что нужно для суши, хотя Макс, скорее всего даже не заглядывал в холодильник. Зачем? Ведь ему все подадут на тарелочке, наверное, так он и привык. Суши и роллы никогда не занимали у юноши много времени, именно поэтому он и решил их приготовить, чтобы осталось побольше времени на уборку, ведь тогда он будет метаться по всему дому и сталкиваться с альфа лишь случайно, если тот, конечно, не станет ходить за ним навязчивым хвостом.
Заглянув еще раз в холодильник, он достал оттуда банку холодного пива и, открыв ее, перелил все содержимое в высокий пивной бокал, после чего поставил его перед мужчиной:
- Потерпите, мистер Реинхард, сегодня ужин не займет много времени. Я был бы очень признателен, если бы вы мне не мешали.
Еще раз взглянув на работодателя тем же задумчивым и словно обиженным взглядом, как тот в прихожей, омега вдел второй наушник обратно в ухо и принялся за дело больше не обращая на байкера внимания. Он не знал, когда работодатель покинул кухню, но когда не выдержал напряжения, давящего на спину, не выдержал и обернулся, но здесь он действительно был один…
Чего и следовало ожидать…
Закусив нижнюю губу, парень достал свой телефон и, пролистав все песни «Эго», вернулся к привычным трекам, дабы не портить себе больше настроения. Вскоре на огромном блюде было выложено больше трех дюжин роллов вперемешку с суши. Однако о палочках он спохватился слишком поздно, но когда нашел на этой чудо-кухне и их, расслабился. Специального сосуда для соевого соуса он правда не нашел, поэтому заменил его небольшой пиалой из небольшого китайского набора чашечек, выложил немного васаби и имбиря и лишь затем пошел искать владельца дома. Отыскался он в библиотеке за работой. Санни не стал его отвлекать, подойдя к его столу, он поставил тарелку сбоку от него и молча удалился. Теперь можно было заняться уборкой.

+1

272

done
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

273

С Санни явно было что-то не так. Обычно милый и вполне себе улыбчивый, сегодня он держался несколько отстранено. Вроде бы еще не холодно, но довольно вежливо и официально.
- Нахожу, но я же должен был это услышать. - Продолжая играть в беззаботного болвана, улыбнулся Альфа, а на деле буквально выпал в осадок, когда в него кинули мистером, да еще и по фамилии обозвали. И это при том, что мужчина сам просил Омежку называть его просто Максом. До этого дня Санни вполне справлялся с этой задачей. Так откуда же сегодня взялось столько серьезности? Не иначе, парнишка обиделся. Хотя, казалось бы, на что ему обижаться? Рейнхард не обещал ему любви до гроба, да по большому счету вообще ничего не обещал! Только зарплату хорошую. И тут на тебе, получите великий и ужасный дозу презрения от собственного домрабоотника. Альфа в принципе многое мог стерпеть, но жутко не любил, когда осуждали его образ жизни. Ну да, вот такой он негодяй, имеет овердохуя любовников и при этом неплохо себя чувствует. И что ж с этого? Вот если бы тут крылся обман и разлетались вдребезги разбитые сердца, тогда мужчина, пожалуй, и сам бы себя уважать перестал. Однако, все его отношения были взаимно свободные. Омега, делящие с ним время от времени постель, не сидели по ночам у окна с заплаканными глазами в ожидании своего прекрасного принца на черном байке. Наоборот, у каждого из них была своя жизнь, Макс даже не стремился привязывать этих людей к себе. Ну а ежели они все равно к нему стремились, то с этим он уже ровным счетом ничего не мог поделать. Так что многозначительный взгляд Санни несколько задел мужчину. Обычно, за такие взгляды он бил в морду без лишних слов, но в данном случае рукоприкладство вряд ли стало бы выходом. По этой причине Рейнхард просто решил отчалить. Забрал свое пиво, не оставлять же его выдыхаться, коль налили, и потопал в спальню. Одевшись, а за одно взяв свои наработки, мужчина переместился в свою импровизированную библиотеку, где и обосновался окончательно. Только в этой части своего дома Макс чувствовал себя прекрасно и замечательно, и именно здесь он всегда работал. Удобно расположившись на мягком диване и взгромоздив на него же ноутбук с открытой программой для создания музыки, Альфа бегло просмотрел свою тетрадку с записями, отыскивая те, что были созданы вчера ночью. Как ни странно, не смотря на обилие самой разнообразной и удобной для пользования техники, писать песни Рейнхард всегда предпочитал на бумаге и исключительно отлично заточенный карандашом. Был у него по этому поводу пунктик, поэтому в библиотеке всегда можно было найти несколько чистых тетрадей, а так же с десяток карандашей, валяющихся в самых невероятных местах. На многочисленных полках покоились не только книги, но и те самые тетради, от корки до корки исписанные размашистым почерком Макса, здесь же хранились все записи его группы, а так же разнообразная информация о ней. На стенах тускло поблескивали платиновые альбомы, но мужчина уже настолько к ним привык, что даже не обращал внимания.
Окончательно погрузившись в работу, Альфа даже не заметил, как Санни безмолвной тенью проскользнул в библиотеку. Лишь тихий стук водружаемой на стол тарелки выдал присутствие мальчика. Однако, общаться он по прежнем не желал. Оценив заткнутые уши и непроницаемое выражение лица Омежки, Рейнхард сдержанно кивнул в знак благодарности и вернулся к свои баранам. Точнее, к не желающим рифмоваться словам и строптивым нотам, никак не складывающимся в единую мелодию. Упорный игнор парнишки явно подпортил мужчине карму, а его обвиняющий взгляд так и вовсе проделал в сей тонкой материи парочку дырок, словно ультрафиолет в озоновом слое. "Ну ты и попал, чувак", - мрачно подумал мужчина, понимая, что создать сегодня что-нибудь стоящее у него не выйдет. Чертова муза, казалось, была на стороне Омежки, вот и ушла с его приходом, а может и вовсе села парнишке на хвост, как бы намекая Альфа в каком направлении нужно действовать. Вот только действовать Максу не хотелось, впрочем, как и есть. Неслыханное дело, но великий и ужасный добровольно отказывался от пожрать! Очень аппетитно выглядящего пожрать. А уж аппетит у Рейнхарда отбивало крайне редко. За всю свою жизнь он мог бы припомнить всего пару раз, когда аппетит столь бесцеремонным образом отказывался к нему приходить. Вот и довольствовался мужчина пивом. Почти залпом осушив свой бокальчик, лучше Альфа себя не почувствовал. Возникшая мысль пойти и напиться была тут же забракована - еще в запой ему уйти не хватало перед началом феста. Оставалось лишь сидеть и медитировать, чем он и занялся, откладывая работу в сторону и поудобнее укладываясь на своем излюбленном диване. И так, вяло думая о том, о сем, Макс даже не заметил, как задремал.

+1

274

done

for what: Игровые посты + баннеры два тыка
link: +1; +5;
total: 640

0

275

done
Alpha\Omega написал(а):

АМС з.п.
ежемесячно
$500

Никос, Макс и Алекс получают по 500 за месяц.
Никосу начисление идет + в пятикратном размере за вредность :)

0

276

Как и прежде, самой сложной и нежелательной комнатой в этом огромном доме для Санни была спальня хозяина.  Потоптавшись на ее пороге вместе с пылесосом, он задумчиво пожевал губу и лишь пару минут спустя толкнул дверь кончиками пальцев. Вспыхнувший свет не приносил сюда особо ярких красок, все оставалось таким же черно-белым, как и было, что совсем не способствовало повышению настроения. Именно поэтому юноша не стал здесь задерживаться, просто быстро пропылесосил, протер пыль и, потушив свет, продолжил уборку уже в более приятных для него комнатах. За уборкой, слушая приятную веселую музыку, юноша и сам не заметил, как пролетело время, а он довел дом до блеска. Однажды он доберется и до окон, но для них требовалось намного больше времени и усилий, из-за чего омега все время откладывал это на потом. Аккуратно оправив шторы, он на всякий случай обошел еще раз все комнаты, устало потирая шею. Недостаток он заметил лишь в спальне на покрывале кровати. Прямо поверх подушки красовался отпечаток его руки, его он оставил, когда решил проверить, не пыльная ли огромная картина у изголовья. Он и сам не заметил, как с шеи соскользнула тонкая невесомая цепочка с кулоном-часами, с которыми парень никогда не расставался. И все потому, что поленился включать свет и взглянул на комнату лишь при освещении из коридора.
Что ж…на этом моя работа на сегодня закончена,- довольно подумал он и направился в библиотеку, чтобы предупредить работодателя о том, что уходит. Но Макс мирно спал, раскинувшись на диване и пристроив голову на небольшой подушке. Омега бросил короткий взгляд на нетронутую тарелку, затем вновь на мужчину. Во сне он выглядел совсем по-другому, как и большинство людей. Сейчас он казался спокойным и добрым, а еще уставшим.
Тяжело вздохнув, юноша забрал тарелку с роллами и отнес ее на кухню, чтобы спрятать в холодильник. Затем отыскал плед в комнате хозяина и вернулся в библиотеку, тихо замирая рядом с диваном.
Простудится и пойдет прахом весь его фестиваль…
Санни склонился над мужчиной, аккуратно накрывая его и следя, чтобы он проснулся. Затем осторожно коснулся пряди его волос, убирая ее со лба, и тихо  ушел, прикрывая за собой дверь. Вечером, когда не было слышно ни шума телевизора, не раскатистого смеха Макса, дом казался пустым. Наверняка жить здесь одному было бы очень одиноко, поэтому байкер и водил сюда любовников. Впрочем, это не было делом Вудса, он здесь просто убирал.
Забрав свой портфель, он быстро покинул этот пустой и такой холодный дом.
На улице оказалось прохладнее, чем он ожидал. Солнце уже зашло, но теперь Санни не волновался, что заблудиться и целеустремленно шел к своей остановке, осматриваясь по сторонам. Батарея на телефоне совсем села, а значит, и музыку было не послушать, да он и не стал бы, учитывая, что сейчас шел по частному сектору, где людей было не так много. В такие моменты у него всегда просыпалась паранойя, и он пугался каждого шороха кустов, именно поэтому наушники были лишними, они создавали еще больше эффектов незащищенности и уязвимости.
Поправив рюкзак за спиной, он зашагал еще быстрее и вскоре вышел на оживленную улицу, где людей было намного больше. Его внимание тут же привлекла пара неформалов, стоящих у черного мотоцикла. Байк был не таким дорогим и роскошным, как у Макса, но тоже вызывал интерес. Управляющий им альфа стоял рядом, облокотившись о сидение и пил пиво прямо из горла бутылки. Сопровождающий его омега наоборот, боком сидел на байке и болтал ногами в воздухе, рассказывая что-то и звонко смеясь. Они значительно выделялись среди толпы людей, заставляли оборачиваться на них, пусть даже и не из-за восхищения. Санни долго задумчиво смотрел на этого омега. Короткие темные волосы не скрывали длинной утонченной шеи, закованной в кожаный ошейник. Черная тесемка совсем не скрывало засосов на светлой коже, но казалось, он и не пытался их спрятать. Утонченные кисти рук были затянуты в кожу перчаток, а бедра наоборот облегали черные короткие шорты, демонстрирующие длинные ноги своего владельца. Поняв, что его заметили, Вудс быстро зашагал прочь, поймав на себе озорной взгляд омега.
И чем я хуже? – крутилось в голове. – Неужели я настолько невзрачен, что со мной можно лишь в шутку позаигрывать?
С этими мыслями юноша и вернулся домой.

=> Tattoo & piercing salon

+1

277

Arkenstoun Street, 69 =>

Утро выдалось невероятно душным и жарким. В такие дни юноша невероятно сожалел, что у него нет вентилятора, даже самого маленького. Единственное радовало, на работу в магазинчик идти было не надо. Хозяин великодушно отпустил парнишку на пару деньков в связи с тем, что ему очень приглянулась одинокая женщина его возраста, которая начала захаживать в его магазинчик за разными безделушками. Именно ее мужчина и ждал каждый день, чтобы поболтать и, наконец, решиться пригласить на свидание. Для Санни это не было проблемой, а наоборот пошло только на пользу. Этой ночью он не мог сомкнуть глаз, все время думая о том омега на байке и о себе самом, о своем стиле. Хотелось что-то изменить, преобразить себя. Найти себе кого-то, чтобы показать, что он не такой уж и тихоня, как могло бы показаться. Хотя кому он что докажет?.. И зачем?
Он до глубокой ночи просидел в интернете, общаясь со своим сетевым другом, спрашивал у него советов и решил для себя одно, сегодня он сходит в салон татуировок. Нет, он не собирался разрисовывать себе всю руку, или набивать что-то на затылке, что в последнее время было очень популярно, особенно если у тебя длинные волосы, которые ты вынужден забирать наверх. Посовещавшись с другом, они решили, что это должно быть что-то небольшое, но утонченное и в итоге сошлись на скрипичном ключе в области запястья. Вудс с трудом решился на это, ведь с самого детства он так боялся уколов и иголок, а еще боли. Набивка татуировки была не самой приятной процедурой, но омега втемяшил себе в голову, что это первый шаг к изменению и ради этого можно было потерпеть.
Именно поэтому он хорошенько вымылся, позавтракал и с твердой уверенностью направился в салон, который нашел в интернете. На улице оказалось еще хуже, чем дома. Солнце нещадно палило незащищенную бледную кожу и темную макушку, заставляя тулиться в коротких тенях домов. Салон он нашел не сразу, блуждая по центральным улочкам, но спросить было стыдно, казалось, что его станут за это осуждать. Именно поэтому он прожарился на солнцепеке лишний час, пока не понял, что салон на втором этаже и войти в него можно было лишь снаружи, поднявшись по железной лестнице. Зал салона оказался ярко красным, хотя юноша всегда думал, что здесь должно быть темно и страшно. Он думал, что в таких салонах всегда работают какие-нибудь нелегальные иммигранты, которые не считают нужным поддерживать чистоту на своем рабочем месте. Ведь сколько раз он слышал об опасности подхватить какую-нибудь заразу именно в таких местах. Но этот салон побил все построенные им стереотипы. Здесь было стерильно чисто и светло. Вместо потертых кресел были дорогие кожаные диваны, вместо постеров – зеркала. А на ресепшене сидела какая-то девушка. Он понял, что это девушка, лишь из-за торчащим из-за стойки хвостикам, торчащим вверх. 
Миленькая, наверное, раз носит такую прическу,- пронеслось в голове омега, но стоило девушке выпрямиться, как он тут же забрался свои слова, то есть мысли назад. Мало того, что у нее все лицо было в пирсингах, так и руки от кончиков пальцев до плеч покрыты татуировками.
- Чем могу помочь, милаш. Потерялся?
- Я…- растерялся Санни, но тут же нахмурился.
Вот еще…как будто такой как я не могу посетить их салон…
- Я пришел сделать татуировку,- выдавил он, поймав на себе ошарашенный взгляд девчонки.
- Да? Ну, прости,- широко улыбнулась она на манер Макса, выходя из-за стойки. – Посиди, я сейчас мастера позову.
Омега лишь коротко кивнул и присел на один из диванов, продолжая осматриваться по сторонам. Здесь была особая атмосфера, свое настроение. В колонках звучала тяжелая музыка, Санни даже не сразу понял, что это новая песня Макса.
Даже здесь ты…- фыркнул он про себя, но заметив вышедшего к нему мужчину, тут же прогнал мысли о распутном альфа и поднялся навстречу мастеру.
- Вы ко мне? – спросил тот.
Вудс лишь кивнул и проследовал за альфа в другую комнату, где его уже ждало кресло.
- Значит татуировка? И что же мы хотим? – все улыбался мастер, присаживаясь на свое место.
- Скрипичный ключ. Вот здесь,- омега протянул руку ладонью вверх и указал на место чуть повыше кисти.
- Мммм, как интересно. Есть наброски, каким бы ты хотел видеть ключ? Или мне самому нарисовать?
Помотав головой, Санни быстро протянул мужчине клочок бумаги с изображением желаемого рисунка и только потом забрался в кресло. Он едва сдерживал дрожь даже тогда, когда альфа еще не приступил к основной работе, лишь делая наброски на коже. Но стоило ему увидеть иголку, как он тут же чаще задышал и отдернул руку в сторону:
- Можно мне минутку так посидеть? Я должен настроиться…
Татуировщик лишь усмехнулся и кивнул, рассматривая испуганное лицо своего клиента:
- Решил стиль сменить? На вид ты милый одуванчик.
Санни растерянно взглянул на мастера и коротко кивнул, укладывая перед ним руку.
- Тогда вот тебе совет, одуванчик, - усмехнулся мужчина. – Если не хочешь обрезать волосы, а их обрезать, скорее всего, и не надо, зачесывай их назад и не прячь свои глаза, они могут быть твоим оружием.
- Оружием? – растерялся омега.
- Они у тебя очень выразительные. Взглянешь на парочку альф из-под ресниц, и они за тебя драться будут, если научишься правильно смотреть.
- Я не хочу, чтобы из-за меня дрались,- робко выдавил парень, в ужасе наблюдая за действиями альфа.
- Ну почему-то же ты решил измениться? Татуировка очень смелый шаг, ведь она с тобой до конца жизни останется.
Юноша тихо вскрикнул, стоило ему почувствовать первый укол. Он едва сдерживал слезы и старался не отдергивать руку, но все равно дрожал, успокаивая себя, что рисунок маленький и терпеть не долго. За процессом он старался не наблюдать, так как всегда боялся крови и мог просто потерять сознание, правда мастеру это было бы только на руку.
Когда работа была окончена, а татуировка покрыта какой-то пеночкой, Санни уже был в какой-то прострации и не сразу понял, когда ему объявили об окончании.
- Прибалдел что ли? – засмеялся альфа, похлопав его по щеке. – Все, говорю. Закончили.
- А…спасибо,- кивнул омега, краснея до кончиков ушей.
- Может еще чем-то тебе помочь?
- Чем? – растерялся юноша, рассматривая свою татуировку.
- Пробей язык. Многие любят целоваться, когда у партнера пирсинг. Особые ощущения, не говоря уже о минете.
- Ми…нете?
- Ну да,- хищно улыбнулся мужчина. – Я тебе цену скину за то, что еще и татуировку у нас сделал. Садись, это пару минут дела.
Санни и сам не понял, почему подчинился и сел на место, помнил лишь ослепительную боль и слезы, потекшие по щекам, когда его, наконец, отпустили. Он словно в тумане получил наставления о татуировке и пирсинге, и лишь потом расплатился, покидая салон.

=> Rock Club

Отредактировано Sunny Woods (2013-07-09 01:26:00)

+1

278

Проснулся Макс уже глубокой ночью. В доме царила тишина и покой. Конечно же Санни уже давно ушел, вот и не слышно было, как Омежка шебуршит по дому или гремит посудой. Весь дом погрузился в сон и темноту, но это не отменяло внезапно проснувшегося у Рейнхарда голода. Шутка ли не жрать практически весь день! Все же здоровому мужику нужно нормально питаться, именно об этом Альфа тактично и напомнил его желудок, красноречиво заурчав.
- Ага, еда здесь где-то должна быть. - Задумчиво рассуждал мужчина, выпутываясь из пледа и кидая вопросительный взгляд на стол. Еды на положенном месте не оказалось, зато только сейчас Макс сообразил, что засыпал ничем не укрываясь. Неужто и здесь Санни расстарался? А ведь ходил весь день такой надутый и неразговорчивый. Умилившись подобной заботе, мужчина внезапно понял, что его настроение резко начало выравниваться. Это радовало. Так что весь такой одухотворенный он и потопал на кухню.
Огромная тарелка с суши и роллами дожидалась его в холодильнике, но даже давно остывшая стряпня Омежки оказалась необыкновенно вкусной. Рейнхарду оставалось только гадать, в чем же здесь кроется секрет? То ли в его зверском голоде, то ли тот факт, что это готовил его расчудесный домработник добавлял еде вкуса. Как ни странно, но склонялся Альфа именно ко второму варианту, хотя очень не хотел себе в этом признаваться. Вот и жевал молча, в темноте и тишине, ловко орудуя палочками. Вообще подобная кухня была мужчине по душе, да только раньше ел он ее исключительно вне дома, к тому же приготовлена она была профессионалами. А тут какой-то мальчик запросто утер нос лучшим поварам. Кто бы мог подумать.
В конечном итоге Макс схомячил за милую душу пол тарелки этих рисовых вкусностей и отправился спать дальше. Все равно больше ему ничего не оставалось, а утро предстояла поездка в клуб, и снова эти утомляющие толпы глупых людей. Зато через пару дней наконец-то начнется настоящее веселье! И ознаменуется оно долгожданным открытием фестиваля. Рейнхард дождаться не мог этого счастливого дня, тем более, что на открытии он планировал выступить лично. Впрочем, как и на закрытии. Уж больно хотелось Рейнхарду урвать хоть немножко этой живительной энергетики ликующей толпы, снова с головой окунуться в бешеный ритм жизни рокера. И хоть на гастроли ехать было не нужно, все равно фестиваль был сродни ежегодным вылазкам Альфа в другие города. Он так же не бывал дома, так же тусил на автопати и практически не спал, используя пиво вместо любого другого топлива. Ну и про регулярный секс нельзя было забывать, а подцепить здесь какого-нибудь разгоряченного концертом Омега было легче легкого. Этим Рейнхард и пользовался, нагло так. И совершенно не мучился после угрызениями совести. Вот именно на подобных мероприятиях он и заводил беспорядочные деловые связи. Правда, большинство из этих любовников однодневок благополучно отчаливали после жаркой ночи, чем несказанно радовали Рейнхарда. Иные же зачем-то задерживались дольше положенного в его жизни. Взять того же Кая. Познакомились они года три назад именно на таком фесте, причем трахнул Альфа его вообще на спор. А рыжему, черт возьми, понравилось! Да так, что своими визитами он радовал мужчину до сих пор. Вот такой вот упертый малый. Честно говоря, когда Кай в очередной раз покидал его дом, Макс невольно думал, что уж на этот-то раз Рид больше не вернется. Но Омега оказался до ужаса постоянен, и ничего подделать с этим Рейнхард решительно не мог.
Добравшись наконец до своей нежно любимой кровати, Альфа уже собирался было откинуться, да поспать, но случайно наткнулся рукой на какой-то предмет. На деле предмет оказался кулоном. Озадаченно нахмурившись, Рейнхард повнимательнее изучил вещицу, вспоминая, на ком же ее видел, но быстро пришел к выводу, что побывавшие в его доме любовники такого точно не носили. Таким образом, оставался только Санни. И действительно, столь утонченная вещица могла бы подойти только ему. Мужчина невольно улыбнулся своим мыслям и аккуратно положил кулон на прикроватную тумбу. Наверняка позже паренек обнаружит потеряю и будет очень рад, когда его вещица окажется здесь в целости и сохранности.
Окончательно воспрянув духом от столь приятных мыслей, Рейнхард наконец улегся в кровать и мирно заснул. А следующим утром отправился в клуб, вернуться откуда планировал лишь после окончания феста.

Rock Club

+1

279

Arkenstoun Street, 69

Два дня без сна и отдыха и, вуаля, вот и наступил этот долгожданный момент открытия фестиваля! Радости Макса конца и края видно не было, в виду чего расхаживал он по клубу, сияя аки начищенный самовар. Остальные же, что участники, что персонал, глядя на довольную рожу босса и сами невольно настраивались на нужный лад. Так что к вечеру в клубе царила атмосфера воистину восхитительная. Атмосфера томительного, но такого приятного ожидания и, конечно же, соперничества! Казалось, даже воздух в помещении стам вязки от переполнившей его энергетики находящихся здесь людей. И, черт возьми, как же прекрасно чувствовал себя Макс! Он буквально напитывался этой энергией, ощущая себя как минимум энергетическим вампиром. Хотя кто сказал, что Рейнхард им не был? Это ведь то же самое пожрать, только в несколько ином виде.
Альфа уже слышал, как в зале становится шумно. Время подошло и людей начали пускать внутрь. Предварительной продажи билетов не было, так что на фестиваль мог попасть абсолютно любой человек, достигший двадцати одного года и располагающий определенной суммой денег. Высунув из-за кулис свой любопытный нос, Рейнхард окинул толпу беглым взглядом. Конечно же в первых рядах обнаружилась до боли знакомая рыжая макушка. Ну да, куда же без Кая? Этот Омега еще ни одного феста не пропустил на памяти Макса, ибо любил подобные мероприятия просто до умопомрачения. Грубо говоря, ловил от происходящего кайф ничуть не меньший, чем мужчина от сцены.
- Так, ребята, всем собраться и перестать нервничать! - Напутствовал Альфа, посылая молодым исполнителям свою фирменную улыбку. - Через пять минут начинаем. Всем удачи!
И в то время, как участники фестиваля возбужденно переговаривались, в последний раз обсуждая основные моменты своего выступления, Рейнхард просто стоял и ждал своего выхода, ослепительно скалясь поджидающей его сцене и ярким софитам. Он давно уже вышел из того возраста, когда перед началом концерта нервно вспоминаешь в каком порядке нужно исполнять песни или думаешь, как бы не свалиться случайно со сцены. Макс ни о чем не волновался, единственное, что он испытывал, был сладостный мандраж, еще больше раззадоривающий мужчину.
Еще три, две, одна и... Альфа услышал громкую музыку, не лишенную положенного пафоса, приуроченную к его выходу. Конечно же, хозяин заведения был просто обязан самым первым поприветствовать своих гостей. 
- Привет, Сан-Франциско, как настроение? - Рейнхард не спеша шел к центру сцены, скалясь своей знаменитой хищной улыбкой и слушая одобрительный гвалт переполненного зала. - Что-то вас плохо слышно. Я спросил, как настроение?!
Переполненный танцпол с удовольствием повелся на провокацию Альфа, взрываясь новыми криками и аплодисментами, от чего на губах мужчины заиграла довольная ухмылка. Порой ему казалось, что он сам больше всех остальных ждал фестиваля. Даже больше участников, ведь они желали только одного - не упустить свой шанс пробиться. Макс же хотел просто стоять на сцене и петь. Для этих людей или для каких-то других. Это по сути было не так уж важно. И жалел сейчас мужчина только о том, что Санни здесь не будет. Конечно, Омежка увидел его клип и даже не поленился послушать другие песни, но ведь живое исполнение не шло ни в какое сравнение с записью. Уж Рейнхард отлично это знал.
- Ого, какие вы громкие! - Одобрительно обратился Альфа к залу, наконец достигая центра сцены и перехватывая микрофон поудобнее. - Наверное, хотите, чтобы мы начали? Ну что ж, тогда я объявляю пятый рок-фестиваль открытым!
В этот момент звуковая волна могла снести с ног неподготовленного человека, однако, Рейнхард крепко стоял на своих двоих, улыбаясь все шире и шире. Осветительные приборы ощутимо припекали, но Макс не чувствовал этого жара. Он был полностью поглощен происходящим, и уже энергично скакал по сцене в такт играющей музыке. Топа послушно повторяла за ним, и вскоре танцпол превратился в единый организм. Мужчина невольно вглядывался в счастливые лица собравшихся здесь рокеров, прекрасно понимая, что не обнаружит здесь Санни, как бы ему ни хотелось. Впрочем, здесь и сейчас было совсем не время размышлять о чем-то. Этот момент был слишком прекрасен, и омрачать его себе Макс совсем не хотел. Покрепче сжав микрофон, Альфа наконец перестал подпрыгивать, оставив эту участь возбужденной толпе, и наконец запел. Его голос глубокий голос с легкой хрипотцой окутал зал, заставив восторженную толпу на время замолчать. Рейнхарду всегда нравится этот момент священного трепета, совсем непродолжительный, но такой упоительный. И он продолжая петь, обращаясь ко всему залу, и к каждому находящемуся в нем человеку по отдельности. В какой-то момент Макс увидел в толпе именно то, что хотел - красивые голубые глаза Омежки. Конечно, он понимал, что это всего лишь обман зрения из-за яркого освещения, но все равно с удовольствием пел для этого миража, вкладывая в слова песни все свои противоречивые эмоции, все невысказанные чувства и сомнения. И Максу действительно становилось легче, в этой первой песне он выплеснул накопившиеся эмоции, и теперь мог петь просто в кайф. Чем он и занялся, как только мелодия сменилась. Дальше мужчина отрывался как мог: носился по сцене, заигрывал с микрофонной стойкой, трахал гитариста, строил толпе  дикие рожи и шедеврально показывал язык, заводя тем самым зал пуще прежнего.
В общей сложности Альфа исполнил четыре песни, после чего все же предоставил сцену молодым исполнителям. Увиденные в зале голубые глаза просто не давали мужчине покоя. Его так и подмывало спуститься в зал и попробовать отыскать их обладателя. Впрочем, это было практически нереально. Приведя себя в порядок и переодевшись, Рейнхард обосновался в баре при танцполе, наблюдая за концертом уже отсюда, и за бокалом пива рассматривал повнимательнее собравшихся здесь людей. Как и следовало ожидать, Омежки среди них не было.

+1

280

Tattoo & piercing salon=>

Следующие пару дней Санни даже не рвался на работу в магазинчик, оставляя все на хозяина. Ведь как можно говорить с клиентами, когда у тебя язык распух? Юноше это очень не нравилось, если бы его об этом не предупредили, он бы уже давно сидел у доктора, но мастер сразу предупредил о временных последствиях прокола, поэтому парню ничего не оставалось, как просто ждать улучшений. У него практически отбило аппетит, даже воды не хотелось, но он пил ее, хотя и чувствовал мерзкую тошноту и тяжесть в животе. Складывалось впечатление, что у него в животе открылась черная дыра, всасывающая все, что находится вокруг нее. Так омега и промучился пару дней, пока опухоль не начала спадать. Размер языка вернулся в норму уже на третий день, тогда-то Санни и не побоялся приоткрыть рот перед зеркалом, чтобы посмотреть, что же получилось. Он никогда не был фанатом подобных украшений, хотя в подростковом возрасте очень хотел пробить губу, но не позволил отец, да и говорят это слишком больно.
Он долго смотрел на свое отражение, немного высунув язык и рассматривая серебристый шарик штанги. Да уж, сказали бы ему месяц назад, что он сделает с собой подобное, он бы просто рассмеялся, но теперь…
Идея о том, чтобы посетить клуб Макса во время фестиваля пришла неожиданно. Омега в этот момент готовил обед, тихо подпевая радио. Останавливало лишь одно – его возраст. Ему еще не исполнилось 21 и, хотя до дня рождения оставалось чуть больше месяца, охранника это вряд ли бы убедило. Впрочем, охранник вполне мог запомнить его как друга Макса и пропустить внутрь без лишних вопросов. Этим определенно нужно было воспользоваться, действительно, что ему терять? Не пустят – уйдет домой, не велико огорчение. Но то, что он еще ни разу не был на живых выступлениях, невероятно распаляло парня, непременно хотелось туда попасть и узнать, насколько там другая атмосфера.
Закончив с обедом, Санни до самого вечера рылся в своем гардеробе, перебирая каждую вещь, ведь не пойдешь же на рок-фестиваль в чем попало. Нужно было, как и Макс, одеться во все черное, чтобы не сильно привлекать к себе внимание и слиться с темнотой зала. Именно так он и поступил, а так же последовал совету мастера и зачесал волосы назад, открывая лицо.
Вышел из дома он уже затемно и был поражен огромному скоплению народа перед клубом. Впрочем, чего он еще ожидал. На дверях стоял знакомый охранник, который завидев шатающегося рядом омега, махнул ему рукой:
- По приглашению? – спросил он грозно.
Санни растерянно кивнул, собираясь достать деньги, но его уже втолкнули в помещение, больше не обращая на него внимания. Он и сам не понял, зачем соврал, наверняка потому, что очень хотел попасть внутрь, а может и потому, что просто растерялся от такого напора громилы.
Еще немного потоптавшись у входа, юноша глубоко вдохнул и вошел в затопленный людьми зал. Сейчас музыка играла намного громче, чем тогда, когда он был здесь впервые. На сцене все еще метушились рабочие, кто-то уже активно напивался или обжимался. Санни не стал проталкиваться ближе к сцене, понимая, что Макс мог его заметить и наверняка выгнать, чего очень не хотелось. К тому же в толпе ярко выделялся один из его любовников, которого Вудс увидел первым в доме Реинхарда.
Ждать пришлось долго, омега даже пожалел, что не купил по дороге бутылочку воды, а к бару протискиваться не стал, понимая, что потом просто не займет своего выгодного места.
Какого же радостно было, когда погас свет во всем зале и лишь прожектора освещали сцену. Все вокруг гомонили, встречали вышедшего на сцену мужчину и Санни сам решил похлопать, но заметив, что люди встречают Макса криками, как-то передумал. Однако стоило мужчине заговорить, как парень поддался настроению толпы и сам уже отвечал Реинхарду на его вопросы, крича вместе со всеми. А потом наступило полное безумие. Все вокруг веселились, получали удовольствие от фестиваля и Санни не был исключением. Все четыре песни он не сводил глаз с Макса, только теперь понимая, почему у него так много любовников. Наверняка, если бы они встретились на подобном фестивале, глупый мальчишка бы с легкостью пополнил ряды его трофеев. Однако каждый раз ловя на себе его взгляд, омега менял свое место в толпе, боясь, что он действительно его заметил, хоть и понимал, что, скорее всего, солист «Эго» не может рассмотреть никого в толпе из-за яркого света прожекторов. Но он не рисковал. К тому же еще в начале вечера он заметил большой интерес одного альфа, который все время старался топтаться где-то рядом. Это невероятно напрягало, а вовсе не льстило Санни. Ему вновь хотелось смешаться с толпой, чтобы его потеряли из виду, но рокер не отставал.
Боже…неужели придется идти домой? Но вдруг он увяжется за мной…
Он уже готов был пробраться к сцене и выпрыгнуть на нее, лишь бы скрыться от приближающегося альфа, но Макса там уже давно не было, а значит и не защитит никто.
Может быть к охраннику пойти? Но он ведь ничего мне не сделал, чтобы на него жаловаться…
Омега в панике заозирался по сторонам и понял, что совсем рядом с ним стоит еще один альфа, который впрочем, не проявляет к нему особого интереса.
Санни робко тронул его за локоть, привлекая внимания:
- Можно я сделаю вид, что я здесь с вами? – спросил он, перекрикивая музыку, на что тот лишь нагло усмехнулся и приобнял юношу за плечи.
- Что, достает кто-то?
Юноша лишь коротко кивнул и вновь обернулся к назойливому альфа, но тот, увидев, что Вудс стоит с кем-то в обнимку, притормозил, но, к сожалению не отступил. Начавшаяся на ровном месте драка ошарашила, расстроила и очень напугала парня. Он с минуту стоял рядом, наблюдая за мужчинами, которых тут же начали разнимать и, воспользовавшись суматохой, улизнул прочь. Но толпа открывала ему дорогу вовсе не в том направлении. Хотелось как можно скорее покинуть клуб, но вместо этого он пробрался к бару и случайно на кого-то налетел. Этот кто-то даже не пошатнулся, а вот Санни чуть не упал, в последний момент удержав равновесие.
- Простите,- юноша поднял глаза и похолодел. Сверху на него смотрел Макс. И надо же было так попасть. Не раздумывая, Вудс тут же отступил на шаг и бросился наутек.

+1

281

Через некоторое время Макс понял, что его затея была заведомо проигрышная. Даже если бы Санни и присутствовал среди этих людей, одного желания найти его было мало. На танцполе плюнуть было негде, а уж идти рыскать в толпе Рейнхард точно не собирался. Порвут еще случайно на сувениры, кто ж тогда будет объявлять о закрытии первого дня фестиваля?
В общем, постаравшись отогнать навязчивые мысли об Омежке подальше, мужчина принял из рук бармена очередной бокал пива и сосредоточенно уставился на сцену. Одни выступления вызывали у Альфа довольную улыбку, от других же он неприязненно морщился, третьи оставляли его попросту равнодушным. Как ни крути, а талантов здесь были единицы. Впрочем, разгоряченные люди сейчас принимали на ура абсолютно всех выходящих на сцену участников, давно утратив возможность оценивать выступления групп адекватно. Но это как раз таки было в порядке вещей. Громкая тяжелая музыка действовала на людей не хуже наркотиков, хотя наверняка здесь были и те, кто на самом деле находился под кайфом. Правда, к таким людям Альфа испытывал исключительно жалость. Ведь какой смысл в жизни, если все удовольствие сводится к одному уколу или таблетке? Если ты не в силах наслаждаться сполна каждым моментом? Эти люди уже давно были мертвы где-то глубоко внутри, а в их глазах можно было увидеть лишь лихорадочный блеск, но никакого восхищения и тем более счастья.
Себя же Макс, напротив, считал типом даже слишком живым. Его энергии с лихвой хватило бы еще на несколько человек, однако, в последнее время эта самая энергия расходовалась исключительно на укрощение собственным мыслей, справиться с которыми мужчине с каждым днем становилось все сложнее. И что самое ужасное, его это дико бесило! Он не мог сосредоточиться на собственном творчестве, не мог насладиться красивым телом любовника, не мог даже есть нормально. Короче говоря, состояние Рейнхарда тянуло разве что на тяжелую болезнь, а болеть мужчине крайне не нравилось. Вот и лечился он в баре, изредка отвлекаясь на то, чтобы перекинуться парочкой слов с барменом, дать какому-нибудь фанату автограф или сфотографироваться с самыми смелыми. Смелых было не так уж и много, прочие толклись неподалеку от бара. Концерт интересовал их явно куда меньше, чем протирающий штаны у барной стойки Альфа. Время от времени мужчина кидал на кучку молодых людей вполне доброжелательный взгляд или этак ненавязчиво им улыбался, вызывая тем самым в рядах фанатов легкие волнения. По большому счету Рейнхард никогда не имел ничего против своих поклонников, даже получал своеобразное удовольствие от общения с ними, но многие от чего-то все равно считали его слишком грозным и предпочитали наблюдать издалека. Впрочем, так Максу было даже легче, никто не пытался повиснуть у него на шее или вытворить еще что-нибудь этакое. Вот только стоило мужчине сполна ощутить всю прелесть священного трепета перед собой любимым, как наглая рыжая морда тут же возникла у него перед носом, совершая то самое непотребство, то есть повисая у него на шее и бесцеремонно прижимаясь к Альфа всем своим разгоряченный телом. Кай был как всегда в своем репертуаре - наглый, бесцеремонный и невероятно очаровательный в своей растрепанности. Жаль только, что в нынешнем состоянии Рейнхард не смог оценить всю прелесть своего любовника по достоинству.
- Чо прилип? - Хмуро поинтересовался мужчина, скидывая с себя чужие руки. - Сегодня я не настроен развлекаться с тобой.
- А с кем же в таком случае намерен? - Юноша ехидно сощурился, глядя на Рейнхарда своими пронзительными зелеными глазами. - Уж не с тем ли милым мальчиком? Как его... Санни, кажется?
- Он здесь не при чем. - Холодно ответствовал Альфа. - Так что отвали, будь добр.
С этими словами Макс поднялся с насиженного местечка и мягко отпихнул любовника в сторону, освобождая себе путь. Как оказалось, очень вовремя. Стоило рыжему отодвинуться, как в Рейнхарда врезалось хрупкое тело какого-то паренька. У мужчины это вызвало лишь удивленный взгляд, в то время, как мальчик едва ни рухнул на пол, хотя в последний момент ему все же удалось устоять на ногах. Было в этом Омежке что-то знакомое. То, что он искал все это время в зале, но никак не находил. И теперь, когда парнишка поднял голову, Макс наконец увидел его огромные голубые глаза. Момент узнавания наступил секундой позже, когда Санни сломя голову кинулся наутек.
- Твою мать, это же какого черта здесь творится вообще! - Выругался мужчина, понимая, что вряд ли сможет поймать Омежку собственными силами. Клуб был слишком большой, и мальчику ничего не стоило затеряться в толпе. Зато выход из клуба был только один. Вытащив из кармана телефон, Альфа быстро набрал номер одного из охранников на входе, того самого, что некогда провожал Санни .
- Феликс, скажи-ка мне, а ты пропускал сегодня в клуб голубоглазого Омежку, ну, того самого? - С напускным спокойствием поинтересовался Рейнхард, отмечая, как внимательно Кай прислушивается к его беседе.
- Да шеф, он сказал, что был приглашен, ну я и пустил его. Не нужно было? - Виновато пробасил в трубку охранник.
- Нет, все в порядке. Просто никак не могу его найти. Так что отлови его и доставь в мой кабинет. Только проследи, чтобы до моего прихода он никуда не делся, как в прошлый раз.
Убедившись, что Феликс все понял, мужчина положил трубку и мрачно вздохнул. Происходящее нравилось ему все меньше и меньше, да еще этот рыжий крутился тут как тут.
- Даже не смей соваться к нему, понял? - Тихо огрызнулся Рейнхард на  любовника, на что в ответ получил лишь подозрительно невинный взгляд и самую очаровательную улыбку, на какую Рид только был способен. Судя по всему, юноша замышлял какую-то гадость.
Впрочем, вправить рыжему мозги Альфа просто не успел. В этот момент к нему как раз подлетел раскрасневшийся техник. Он был еще слишком молод и неопытен, чтобы подпускать его к дорогостоящей аппаратуре, зато с обязанностями мальчика на побегушках справлялся просто отменно. От него-то Макс и узнал, что за сценой двое участников из разных групп что-то не поделили и  устроили потасовку. И судя по красочному описанию разъяренный музыкантов, Рейнхарду действительно стоило вмешаться лично. Бросив очередной грозный взгляд на Кая, мужчина поспешно удалился в закулисье, на ходу прикидывая, удастся ли Феликсу выловить Санни на выходе.

+1

282

Санни не понимал, почему ему постоянно в последнее время так не везет? Это невезение длилось с самого знакомства с Максом и никак не хотело покидать юношу. Сломанный велосипед, преждевременный хит, чувство подавленности из-за какого-то практически незнакомого альфа, а теперь он бежал от него, сломя голову и думал, что попал.
Но Макс не гнался за ним, и это позволило хоть на минуту остановиться и перевести дух. Вокруг танцевали люди, по ушам била громкая музыка и сейчас это уже не вызывало эйфорию, а создавало атмосферу загнанности. Омега крутился вокруг своей оси, испуганно оглядывался, если кто-то задевал его в веселой пляске. Теперь он прятался уже не только от тех двух рокеров, но и от своего работодателя.
Боже, ну за что?
Он коснулся рукава куртки, под которым была спрятана еще не поджившая татуировка, затем немного пососал штангу в языке, собираясь с мыслями.
И зачем тебе вообще это все надо? Почему тебя сюда понесло? Сидел бы вышивал себе спокойно, заказ с детским рисунком так и простаивается…
Еще раз оглянувшись в сторону бара, Санни в последний раз бросил взгляд на сцену и направился к выходу, проталкиваясь среди людей. В коридоре света тоже практически не было, лишь настенные лампы с приглушенным светом выхватывали из тьмы целующиеся парочки, пристроившиеся вдоль стен. Вудс старался не рассматривать их, а целеустремленно шел к заветной двери, радуясь, что вскоре покинет это место. Но стоило ему открыть выйти наружу и сделать глубокий вдох прохладного ночного воздуха, как кто-то ухватил его за руку, благо не ту, где была татуировка.
- А вот и ты,- усмехнулся охранник, усиливая хватку, почувствовав, что омега пытается вырваться.
- Прошу, пустите меня,- взмолился он, продолжая упираться, чуть согнув ноги в коленях.
- Не могу. Босс сказал отвести тебя к нему в кабинет.
- Босс? Нет! Я не хочу! Пустите! Вы не имеете права!
Мужчина силой затянул брыкающегося парнишку обратно в клуб и потащил по уже знакомому коридору, по которому его когда-то тащил рокер, желавший его изнасиловать, потом он здесь шел вместе с Максом, но ни разу в этом коридоре он не прохаживался по собственной воле. Вот и сейчас он всеми силами пытался затормозить о пол, что впрочем не вызывало у охранника никаких эмоций.
Они остановилась слишком резко. Санни даже не сразу понял почему, но уловив рассеянным взглядом рыжие волосы, ошарашено замер.
- Пусти его, Феликс. Неужели не видишь, что ты его пугаешь? – скрестил парень руки на груди.
- Босс приказал…
- Я знаю, что приказал Максимилиан, я здесь по его просьбе. Возвращайся на пост, я отведу его.
Засомневавшись, охранник все же сделал еще один шаг вперед, но все же отпустил мальчишку, подталкивая его навстречу любовника своего начальства. Все же у него были дела поважнее, чем панькаться с кричащим юношей. Пару больших шагов и вот он уже скрылся за поворотом, оставляя Санни наедине с тем, с кем ему вовсе не хотелось оставаться.
- Значит ты не просто домработник? – усмехнулся Кай, подступая поближе и придирчиво осматривая Вудса.  - Не думал, что Макс любит таких как ты. Тощий, даже подержаться не за что. Ты что, из бедной семьи?
- Н…нет,- выдавил юноша, цепенея.
- Ну, деньги любят все, и богатые, и бедные. Нравятся деньги, да?
- Я не понимаю о чем вы, - растерянно прошептал Санни, всеми силами стараясь просто стоять, а не броситься наутек. Сейчас он был бы уже не прочь, чтобы появился Макс, но вдруг он бы не заступился, а стал бы на сторону своего любовника, что в принципе и произошло бы, будь он здесь.
- Макс мне…
- Что Макс тебе? – зарычал рыжий, наступая на омега, пока тот не вжался в стену.
- Он мне просто работодатель,- выдохнул юноша, испуганно смотря на рокера.
Его так агрессивно не зажимали со времен средней школы. Не считая, конечно, попытки изнасилования, но там ситуация была совершенно другой. Он растерянно смотрел в глаза Кая, в воздухе чувствуя всплески его гормонов. Казалось еще немного, и он бросится на него, или, по меньшей мере, ударит. Вудс никогда не любил конфликтов, ему всегда было легче уступить или стерпеть, лишь бы его не трогали. Он презирал себя за это, но не мог измениться, таким уж он родился. Но в этой ситуации он наотрез не видел выхода. Его плотно приперли к стенке, не давая даже позорно сбежать, и смотрели с такой ненавистью, что он уже физически начинал ощущать этот взгляд.
- Я не сплю с ним, если вы подумали об этом.
- Не спишь, говоришь? Тогда почему он тебя вообще стал ловит? Может быть, ты что-то у него украл?
Вот тут-то Санни и не выдержал. Метнув на Кая возмущенный взгляд, он оттолкнул его от себя, прошипев:
-Я не вор! И в ваши отношения влазить не собирался. Да и какие у вас отношения? Пока я убирался в его доме, ты был далеко не единственным, кого он водил к себе в спальню.
Удивленно вскрикнув, омега осел на пол, даже не поняв, что произошло. Осторожно тронув разбитую губу кончиками пальцев, он взглянул на капельки крови и затем на разъяренного рокера, с силой сжимавшего кулаки.
- Да что ты знаешь о наших отношениях, жалкое отродье?
Схватил Вудса за шкирку, он с легкостью поднял его на ноги и быстро потащил к тому же злосчастному туалету, о котором у парня сохранились не лучшие впечатления. Они буквально ввалились туда, пугая находящихся внутри омега, но заметив, что здесь назревает разборка, те быстро убежали.
Санни вновь был повален на пол, но уже от грубого толчка.
- Что вы делаете? – прохрипел он, жмурясь от боли в копчике. – Раз уж я какое-то отродье, то почему вы срываетесь на мне?
Голову юноши развернуло от звонкой пощечины. Схватившись за пылающую щеку, он уже хотел было подняться, но нависший над ним противник не позволил ему это сделать, хватая за шиворот и прикладывая головой о кафель.
- Еще раз увижу тебя крутящимся рядом с Максом – убью.
Рыжий еще раз встряхнул омега и лишь затем отпустил, вставая и быстро покидая туалет. Санни не спешил вставать, приоткрыв глаза, он вновь потрогал разбитую губу и вновь зажмурился. В голове все еще гудело от удара о кафель, а пол был таким приятным и прохладным, что подниматься совсем не хотелось. Но встать пришлось, так как в комнату вновь кто-то заглянул, окидывая ошарашенным взглядом тело на полу.
- Ты что, перебрал, друг?
- Наверное,- прохрипел в ответ Вудс. – Можешь помочь подняться?
Омега оказался на удивление отзывчивым и довольно бережно поднял парня на ноги.
- Спасибо,- болезненно улыбнулся Санни, проходясь языком по ранке на губе.
- Тебя избили?
- Нет, ударился об умывальник, когда падал,- отозвался он, осматривая себя в зеркале.
Впрочем, его вид был намного лучше, чем он думал. Откинув волосы назад, юноша оправил одежду и вышел из туалета.

+1

283

done

for what: 6 постов, три дня голосования
link: 300+100+200+120
total: 720

0

284

done

for what: два игровых поста
link: 1-ый, 2-ой
total: 200

0

285

done

for what: за 2  поста, 5 дней голосования
link: Дьявольски красиво, Always wanted to see the devil in the face, not looking in the mirror
total: 100+ 200 +100 + 500 (которые есть уже) = 900

Отредактировано Misha Christian (2013-07-10 02:30:55)

0

286

Закулисье встретило Макса радостным звуком мордобоя. Какого рожна этим ребятам не жилось мирно, Альфа никак не мог понять. Вроде собрались здесь все ради общего дела. Конечно, фестиваль все равно оставался своего рода соревнованием, но мужчина считал, что участники должны показывать себя и свой талант на сцене, а не чесать кулаками здесь, где этого даже никто не видит.
Несколько мгновений Рейнхард просто наблюдал за разворачивающейся перед ним сценой. Двое молодых Альфа колошматили друг друга так, что аж искры из глаз летели. Происходило бы это в другом месте и, возможно, Макс сам с удовольствием остался бы и посмотрел, чем же закончится потасовка, но в сложившихся условиях подобное поведение явно было неприемлемо.
- Так. - Мрачно вздохнул мужчина, едва успев уклониться от пролетевшего мимо его головы куска гитары. Честно говоря, от подобного вандализма он был в легком шоке. Ему даже стало интересно, чьи же несчастные инструменты попали этим придуркам под руку. - Тааааак...
Тихое бешенство постепенно набирало обороты, но пока Макс старательно его контролировал, стараясь держать гнев при себе и только при себе. Иначе от участников могла совершенно случайно остаться лишь кучка пепла. Но кто тогда будет развлекать раззадоренную толпу? В общем, пришлось на время подавить в себе желание купаться в фонтанах крови и заняться таки делом.
- А ну живо разошлись по разным углам! - Перекрывая царящий за кулисами гвалт, рявкнул Макс. И хоть он был не Зевс Громовержец, но в этот момент глаза мужчины определенно метали молнии. Дерущиеся Альфа так и замерли на месте, не успев донести кулак до лица обидчика. Это Рейнхарда более чем устраивало. Ибо их разукрашенные рожи вряд ли сошли бы за своеобразный сценический грим. - Ну и чо за хуйня здесь творится, а?
Макс подошел ближе к зачинщикам всего этого безобразия и грозно зыркнул на них. Меньше всего на свете ему сейчас хотелось разгребаться с этими детсадовскими терками. И ведь с виду взрослые разумные мужики, а ведут себя, словно дети малые. Рокеры, называется, брутальные Альфа, ага, как же. Рейнхарду даже не хотелось слышать их оправданий, а на причину конфликта ему было и вовсе плевать с высокой колокольни. Он хотел к себе в кабинет. Хотел, чтобы Феликсу все же удалось изловить Омежку и привести к нему. Кажется, с Санни все же стоило поговорить. Вот только о чем? Отчитать за незаконное проникновение в клуб и за вранье охраннику? Это казалось попросту какой-то глупостью. Пусть за такие проступки парнишку отчитывают родители, все равно Рейнхард плохо умел учить уму-разуму. Просто Альфа было интересно, с кого перепугу Санни вообще сюда сунулся? Особенно после того, чем закончился его первый визит в клуб. И ведь не побоялся, что подобное повториться, вот только его, Макса, рядом на этот раз может не оказаться. Создавалось такое впечатление, будто Омежка специально нарывался, совершал несвойственные ему поступки, как будто что-то кому-то доказывал. Вот только кому и что оставалось для мужчины загадкой.
Витая где-то в своих мыслях, Рейнхард без малейшего зазрения совести пропустил весь оправдательный лепет участников потасовки, но на всякий случай еще пару мгновений грозно на них повзирал, бады эти тупоголовые индивиды уяснили раз и навсегда, как выглядит начальство в бешенстве. И они уяснили. Даже послушно расползлись по разным углам, утаскивая за собой остатки пострадавшей и уже недееспособной гитары. Починить эти щепки Максу не представлялось возможным. Да и вообще хороший инструмент мужчине было жаль куда больше, нежели разбитые рожи музыкантов. На них то все за пару дней заживет, а инструмент теперь только на свалку.
- Вандалы чертовы. - Недовольно буркнул себе под нос Альфа, и отправился по своим делам, как только убедился в том, что инцидент исчерпан и фестиваль больше не находится под угрозой срыва.
В два счета добравшись до своего кабинета, Макс обнаружил, что здесь его ждет только Кай. Мужчина удивленно приподнял брови, ему-то казалось, что он уже довольно доступно все объяснил рыжему.
- Проваливай, у меня здесь дела. - Довольно грубо обратился Альфа к любовнику, многозначительно распахивая перед ним дверь.
- Нет. Никаких дел у тебя здесь нет. - Рыжий неспешно приблизился к Максу, плавно покачивая бедрами. - Твой мальчик уже давно сбежал. Но разве я хуже, чем это невзрачное создание?
Мужчина ощутил, как от слов Кая вновь свирепеет. И если бы не чувство собственного достоинства, то он обязательно дал бы себе волю и двинул по этой смазливой мордашке как следует. Чисто в профилактических целях, чтобы эта фурия раз и навсегда прикусила свой ядовитый язычок.
- Лучше заткнись, пока я не сделал тебе мучительно больно. - Холодно бросил Макс любовнику, резко разворачиваясь и покидая свой кабинет. В обществе этого Омега он находиться больше не желал. Кажется, на этот раз Кай зашел слишком далеко. И Рейнхарду это совсем не нравилось. Он и раньше-то держал это рыжее недоразумение подле себя исключительно из какой-то праздной прихоти, к тому же Рид никогда не проявлял к нему особых чувств. С точки зрения Макса он был просто идеальным любовником, без какой-либо привязанности. Однако, сейчас все поворачивалось как-то уж очень интересно. Альфа даже подумать боялся, что на самом деле творилось в рыжей башке парня, а еще искренне надеялся, что тот не успел натворить никаких глупостей, пока он разбирался со своим персональным рокерским детсадом.
Знакомый силуэт Омежки показался около мужского туалета. Уж теперь-то мужчина знал, что это никакой не обман зрения, и Санни действительно здесь. Быстро нагнав паренька, пока тот не успел его заметить и вновь пустится наутек, мужчина мягко тронул его за плечо, вынуждая остановиться.
- И чего ты от меня убега... - Начал было Рейнхард, но взглянул на лицо мальчика и осекся. Выглядел он так, словно совсем недавно его неплохо потрепали. Даже кровь на разбитой губе еще не успела толком запечься. - Это Кай сделал?
В голосе Альфа появились стальные нотки. Именно в таком состоянии он обычно готов был убивать. Хотя откуда это было знать Санни, милому невинному созданию, которому еще и личико разукрасили без повода. Мужчина на многое готов был закрыть глаза, но на этот раз рыжий явно перешел черту.
- Пойдем. - Макс решительно обнял Омежку за плечи, легко разворачивая его в противоположную сторону, и намереваясь все же доставить в свой кабинет. - Этот ублюдок будет просить у тебя прощения. Слезно. На коленях.
Жестко отрезал Альфа, ни секунды не сомневаясь в том, что все сложится так, как он того пожелает. И если он скажет Каю встать на колени, значит тот встанет. И будет вымаливать у Санни прощения, пока Рейнхард не посчитает, что он смог загладить свою вину перед мальчиком.

+1

287

Светлый коридор пугал своей пустотой, сейчас даже лампы ярко освещающие помещение не вызывали у Санни нужного комфорта. Казалось, сейчас светильники один за другим потухнут, погружая омега в темноту и подвергая панике. На удивление, губа не особенно болела, хотя, скорее всего, это просто компенсировалось небольшим шоком стычки с Каем, а так же тем, что его еще и хорошенько приложили головой об пол. Да уж…вот уже во второй роз у него страдает голова по вине одного и того же человека.
Юноша опустил руку к карману джинсов, проверяя на месте ли телефон и ключи, затем отыскал ту небольшую сумму денег, которую взял с собой и прикинул, достаточно ли этого на такси в пригород. Возвращаться домой совсем не хотелось, особенно учитывая, что Макс знал, где он живет и со своей настойчивостью и упертостью альфа мог заявиться даже туда.
Стоило ему подраться в детстве, вернее наполучать тумаков от детей, которые таким образом самовыражались, он шел к папе, который не пытался научить драться, не ходил в школу с жалобами, не звонил родителям хулиганов. Он просто брал сына на руки и прижимал к себе, успокаивая и не отпуская, пока тот не засыпал. Правильно ли было сейчас ехать к нему? Особенно в таком виде. Уж он-то заметит пирсинг в языке, заметит татуировку, стоит парню снять куртку, не в темно те же они будут общаться. Омега тут же почувствовал укол совести. Раз он боялся, что отец это увидит и осудит, значит, он все-таки поступил неправильно. Поэтому и к нему, пожалуй, ехать не стоило. Близких друзей, у которых можно было бы переночевать, у Вудса на пальцах одной руки пересчитать, но и к ним бы он не пошел, понимая, что может помешать. Сам устроил себе проблемы, самому и разбираться.
Он уже было шагнул в сторону одного из выходов, но тут же ощутимо вздрогнул, когда его тронули за плечо, заставляя обернуться. Был ли он удивлен, что столкнулся здесь с Максом? Да не особо и убегать сил уже не было. Хотелось прийти домой и лечь спать, забыть о том роскошном доме, забыть о Максе и его чертовых любовниках. У мужчины их было не так уж и мало и получать тумаки от каждого лишь потому, что он работает в доме Реинхарда, не особенно хотелось. Он увидел выражение лица альфа, когда тот заметил его разбитую губу и покрасневшую щеку, но на вопрос отвечать не стал, тут не нужно быть гением, чтобы догадаться, кто постарался. Упираться тоже сил не было, поэтому он безвольной куклой поплелся туда, куда его потащили, не особенно обращая внимания на объятья и гневные слова мужчины. Он просто устал, просто хотел вернуть свою прошлую жизнь, ведь с чего он решил, что его альфа будет где-то здесь? Среди этих грубых хулиганов, большинство из которых думают тем, что находится у них в штанах. С чего он взял, что сможет привлечь внимания Макса, которому вторила огромная толпа, восхищаясь его творчеством? Внимание он, конечно, привлек, вот только так ли, как хотел? Юноше льстила его опека в данный момент, но извинений он слышать не хотел. Сам был виноват, сам пришел сюда, сам нарвался на тумаки. Ведь если бы он тогда промолчал, как делал это всегда, возможно Кай бы его и не ударил. А открывать глаза Макса на недостойное поведение рыжего он не собирался. Не его это дело, сам выбирал, значит, его все устраивает.
- Мне не нужны извинения,- резко остановился он уже у самого кабинет. – Я просто хочу домой.
Он поднял совсем уж расстроенный взгляд на альфа и повел плечом, сбрасывая его руку. Чувство незащищенности вновь вернулось, но это лучше, чем искать его у вех окружающих, лишь бы чувствовать себя комфортно, лицемером быть не хотелось.
Но дверь в кабинет была уже распахнута, а там их дожидался рыжеволосый парень, так яростно сражавшийся за человека, в которого влюблен. Санни больше не вздрагивал под его испепеляющим взглядом, он чувствовал лишь сожаление:
- Кай не виноват. Да, мы немного повздорили, но в своем внешнем виде я виноват сам,- он вновь взглянул на Макса. – Не надо больше конфликтов, с меня хватит. Если вы не против, я хотел бы уволиться…

+1

288

Как ни странно, Санни послушно последовал за мужчиной. Макс даже не ожидал, что все случится именно так, но тем не менее случилось. Они спокойно миновали пустынный сейчас коридор, оказываясь около заветной двери, ведущей в кабинет Альфа. Вот только здесь мальчик как будто опомнился, резко останавливаясь. Впрочем, Рейнхард уже успел распахнуть дверь, ловя на себе взгляд зеленых глаз. Кай так никуда и не ушел. Очевидно, он даже не сомневался, что рано или поздно Макс вернется в кабинет.
То, что начал говорить Омежка мужчине с каждым словом нравилось все меньше и меньше. Мало того, что он решил взять всю вину на себя, так еще и надумал уволиться. Конечно же, с таким положением дел Альфа был в корне не согласен. Ведь если разобраться, корнем зла был он сам. Слишком долго разрешал Каю быть рядом, считая, что рыжий ничего от него не ждет. На деле же все оказалось совсем наоборот. И если Рейнхарду казалось, будто он неплохо скрывает свою симпатию к Санни, то для Рида все стало очевидно в два счета. Таки проницательностью Омега отличались, как ни крути.
- Против. - Отрезал Макс, бесцеремонно вталкивая паренька в кабинет и захлопывая за собой дверь. - Значит так, кто здесь в чем виноват я сам разберусь.
Мужчина остановился посреди просторного помещения и скрестил руки на груди. Вид у него был крайне недовольный. Даже привычного оскала не наблюдалось, ибо сложившаяся ситуация его как минимум бесила. Кай же между тем и не пытался скрыть своего негативного отношения к Омежке, кидая в сторону мальчика откровенно неприязненный взгляды..
- Ты, - Макс не слишком вежливо ткнул в рыжего пальцем. - Извиняйся перед мелким и проваливай.
- Он же сказал, что я не виноват. - Пренебрежительно фыркнул юноша, отворачиваясь от Альфа. - Сам напросился.
- Вот только не нужно строить из себя невинную овцу! - Рявкнул Рейнхард, вновь чувствуя, как начинает ни на шутку раздражаться. - Я слишком хорошо знаю, на что ты способен.
И мужчина действительно знал, видел пару раз методы рыжего в действии. И редкий Омега не отступал перед его напором. Раньше Макс и не особо-то возражал. В всяком случае, когда Кай сцеплялся с какой-нибудь пафосной сучкой, разок побывавшей в кровати Рейнхарда, это выглядело весьма логично. И даже немного забавно. Словно кошки дерутся, выпустив когти и распушив хвосты. Но то были люди точно такие же, как и Рид. Санни же был другой, и от чего-то Альфа совершенно не хотелось, чтобы к нему прикасался кто-то столь порочный и тем более смел мешать его с грязью.
- Давай, я жду. - Мужчина холодно взглянул на рыжего, заставив его слегка вздрогнуть.
Конечно, Макс вполне мог действовать и другими методами - силой, например, да только боялся, что ненароком увлечется и приложит случайно рыжего башкой об стену. Опять же чисто в воспитательных целях. Однако, Рейнхард уже давно зарекся трогать того, кто заведомо слабее. А Кай был слабее. В отличии от Санни, взбешенному Альфа ему противопоставить было нечего.
- Что будет, если я извинюсь? - Рыжий кинул затравленный взгляд на Макса. Судя по всему до него наконец-то начало доходить, что выбора-то у него и нет по большому счету. Особенно, если он желает сохранить хотя бы крупицу хорошего отношения Альфа.
- Уйдешь отсюда с миром. - Рейнхард пожал плечами и наконец соизволил присесть на диван, увлекая мальчика за собой. Обнимать на этот раз не стал. В конце концов именно знаки внимания мужчины и спровоцировали этот инцидент. К тому же он ведь так упорно пытался всем доказать, что между ним и Омежкой совершенно ничего нет. И себе в первую очередь.
- Ладно, - Сдался Кай и поднял взгляд на Санни. Раскаяния, впрочем, в его глазах не наблюдалось. - Прости. - Коротко бросил юноша. Нам его красивом лице ясно читалось, насколько униженным и оскорбленным он сейчас себя чувствует. Ведь его заставили просить прощения у какого-то безродного паренька, домработника!
Этими красноречивыми эмоциями Рида Макс остался вполне доволен. Рейнхард вообще считать, что зарвавшегося любовника давно пора было поставить на место. Все же причиныть вред невинным людям он не имел никакого права. Да и ревновать права у него не было. Грубо говоря, у рыжего не было ровным счетом никаких прав. Особенно на Макса.
- Свободен. - Сухо отозвался мужчина, и Кай тут же вылетел из его кабинета, словно ошпаренный, громко хлопнув дверью. - Ну вот. - Теперь Рейнхард наконец взглянул на Санни, а следом на часы. - Через двадцать минут мне нужно быть на сцене, а потом я отвезу тебя домой, хорошо?
Не дождавшись ответа мальчика, Альфа встал и подошел к своему столу. Задумчиво порывшись в верхнем ящике, он извлек оттуда небольшой ключ от двери в кабинет. - Закроешься изнутри и тебя никто не потревожит до моего возвращения.
Вернувшись обратно к дивану, мужчина протянул Омежке ключ. Сейчас мальчик выглядел таким несчастным и расстроенным, что невольно хотелось обнять его и пожалеть. Но Рейнхард держал себя в руках, понимая, что сейчас не самое лучшее время так грубо ухаживать. Вряд ли в данной ситуации Санни вообще хочет находиться рядом с ним. Но уж лучше он сам отвезет парнишку домой, и будет точно уверен, что с ним все в порядке.

+1

289

Во время словесной перепалки Макса с его любовником, омега стоял рядом, не создавая ни звука и не поднимая головы. Он отлично слышал, о чем они говорят, хотя предпочел бы не слышать. Что это за извинения, когда тебя заставляют? Хотя он ценил это и понимал, что сейчас Макс печется о его чувствах.
Он послушно присел на край дивана, почувствовав давление чужой руки у себя на плече. Вот за это он действительно было благодарен. Сам бы он не решился сесть, особенно в такой ситуации, это бы создало впечатление, что он вообще ни во что не ставит своего обидчика. Он никак не отреагировал на небрежное «прости», да и просто не успел бы, так как Кай не стал дожидаться ответа и просто убежал.
- Спасибо за заботу, но не стоило так с ним,- взглянул он на сидящего рядом альфа и легко улыбнулся ему уголками губ. – Но я ценю то, что вы для меня сделали.
Он аккуратно поправил прядь волос за ухо, и хотел было встать, но услышав предложение подвести, остановился. По-хорошему стоило уехать одному, имея возможность все обдумать и привести себя в порядок. Но теперь, когда он сидел на этом мягком диванчике, Санни совсем не было уверен в том, что доберется до дому сам. Впрочем, прогулка по темным пустым улицам хорошенько протрезвила бы его, даря второе дыхание.  Но сейчас ему вовсе не хотелось шугаться шелеста каждого куста и теней, пляшущим по асфальту. Именно поэтому он благодарно принял из рук Макса ключ, ненавязчиво мазнув кончиками пальцев по его широкой теплой ладони.
- Спасибо,- кивнул он, поднимаясь со своего места и провожая рокера до самой двери. Стоило тому ступить за порог, как Вудс незамедлительно защелкнул замок, заметив, что мужчина по ту сторону тоже проверил, хорошо ли заперта дверь. Неужели он думал, что Кай может вернуться?
Тяжело вздохнув, омега окинул кабинет беглым взглядом. Здесь было большое количество разных бумаг, канцтоваров, стационарный телефон и много чего другого, но Санни этим не особенно интересовался. Побродив по комнате, поглядев в окно, он все же вернулся к столу и начал на нем убирать, обращая внимание на название документов, сортируя их, чтобы эта его уборка на нервной почве не обернулась простив Макса. Вскоре на письменном столе стало намного чище. Папки и бумаги были сложены в аккуратные стопки, отвечающие своему предназначению. Ручки, карандаши и прочие мелкие канцтовары вернулись в специальный стакан. Теперь и до телефона было добраться намного легче, по крайней мере, откапывать его из-под тонны записей уже не было необходимости. С улыбкой оценив свою работу, Санни почувствовал, как постепенно расслабляется, а еще то, что его начинает клонить в сон. Все же совой он не был и предпочитал ложиться рано, чтобы утром перед работой можно было бы позаниматься чем-нибудь полезным. Но не успел он дойти до дивана, как в дверь постучали. Вздрогнув от неожиданности, омега замер на месте, оглянувшись.
- Макс, это я,- послышался из коридора знакомый голос. – Я видел с улицы, что у тебя горит свет. Можно мне войти?
Кай подергал ручку с той стороны, но поняв, что дверь заперта, стукнул по двери с удвоенной силой.
- Урод! Ты меня еще узнаешь! – зарычал он, после чего послышались быстрые шаги.
Вудс хрипло выдохнул, только теперь поняв, что услышав этот голос, перестал дышать. Да, похоже, этот юноша показывал не только свой характер. Было видно, что Макс для него слишком много значит, а это только добавляло Санни чувство вины. Взглянув на ключ от двери, парень задумчиво пожевал губу.
Раз уж ты чувствуешь себя таким виноватым, то давай, просто уйди из его жизни. Уволься и больше никогда не маячь у него перед глазами…
Омега крепко сжал ключ в руке, но затем вновь разжал пальцы, поворачивая ладонь ребром вверх, давая тому соскользнуть и упасть на пол.
Пусть сам решает, как ему лучше…я никуда не пойду…
Упав на диван, юноша отвернулся к стене и прикрыл глаза. Спать, естественно, перехотелось. Его даже немного начало трясти от всего, что на него сегодня навалилось. А ведь так все хорошо начиналось. Он помнил, каким Макс был на сцене, помнил, как его воспринимали окружающие его люди и отлично мог понять Кая.
Альфа вернулся намного раньше, чем парень мог подумать. Спрыгнув с дивана, он подобрал валяющийся на полу ключ и быстро открыл дверь, распахивая ее перед ним.

+1

290

- Ничего, он как-нибудь это переживет. - Мужчина безразлично пожал плечами, но заметив на губах Омежки легкую улыбку, дружелюбно оскалился в ответ. - Да не за что, мелкий. Я скоро вернусь.
Уже перед самой дверью Альфа мягко потрепал парнишку по волосам, и наконец покинул свой кабинет. Услышав тихий щелчок замка, Макс не поленился на всякий случай дернуть за ручку. Ну мало ли что. Кай вполне способен был вернуться в любую минуту. И мужчине совсем не хотелось, чтобы любовник в очередной раз нос к носу встретился с Санни. Особенно теперь, когда его так унизили, заставив просить прощения. По-хорошему, Рид сейчас должен был искренне ненавидеть Альфа, следовательно, неприятный разговор с разбором полетов шел фактически обязательной программой. Мужчина слегка поморщился, как только представил себе это теплую беседу. Нет, Кай не был истеричкой, зато яд сочился с его языка даже слишком щедро. И что самое ужасное, если уж юноша открывал свой мерзопакостный ротик, то остановить его было крайне сложно. Ну разве что сексом. В меру грубым и безусловно страстным. Обиженный Рид в постели был просто великолепен, да только вся загвоздка была в том, что Макс действительно больше не хотел видеть его рядом с собой. Да и не только его. Остальных своих пассий мужчина так же предпочел бы больше не встречать. Как-то эти люди резко ему опротивели. Впрочем, Альфа сам выбрал для себя подобную жизнь и отлично помнил, что до сего момента его всегда все более чем устраивало.
Но размышлять о своем прошлом, будущем или настоящем сейчас было не время. До выхода на сцену оставалось всего пятнадцать минут. За это время мужчина еще должен был успеть переодеться, перекинуться парочкой слов с музыкантами и вообще побыть как обычно злым начальником, дабы народ не расслаблялся. Проскользнув через гримерку и шустро сменив обычную одежду на сценическую, Рейнхард двинул обратно в свое излюбленное закулисье. Толпящиеся здесь музыканты встретили Макса одобрительным гулом. С некоторыми из них, выступившими особо хорошо, мужчина даже перекинулся парой слов. Лаконично похвалил, да одобрительно похлопал по плечу. А больше молодым исполнителям и не нужно было, и столь легкое воздействие не плохо мотивировало их идти и сворачивать горы. Альфа даже немного завидовал их приподнятому настроению. У него-то на душе скреблись не тот что кошки, гарпии какие-то, да еще и истошно завывали о чем-то своем. И это перед выходом на сцену! Куда только подевался весь приятный мандраж? По этому поводу мужчина активно недоумевал. Но стоило ему сделать первые шаги в направлении сцены, как все снова вернулось в норму. Хищный оскал заиграл на губах Рейнхарда, а настроение тут же радостно начало переползать от отметки "паршиво" к отметке "совершенно замечательно". Закончилось все тем, что мужчина напоследок взорвал зал парочкой песен из нового альбома, да и распустил их с богом тусить на автопати. Все музыканты отправились туда же. В конце концов ребятам тоже нужно было передохнуть, выпить и расслабиться. В первый день нервов всегда уходило много и, зачастую, совершенно попусту, это Макс знал. Зато потом становилось легче, привычнее что ли. А может музыканты просто постепенно входили во вкус, кто их разберет.
Оставив рокеров и их фанатов тусоваться, Макс наконец отправился заниматься делами насущными. Перекинувшись в обычные шмотки, мужчина двинул в свой кабинет, где его должен был поджидать Омежка. Вообще он рассчитывал добраться до пункта назначения без всяких происшествий, но как только в коридоре замаячила рыжая макушка, Альфа и думать забыл о спокойной жизни.
- Макс?! - Кай явно был удивлен. - Я приходил к тебе в кабинет, а там было заперто, но свет горел... Я думал, что ты не хочешь со мной разговаривать...
- Правильно, не хочу. - Резко оборвал мужчина болтовню любовника, пытаясь обойти его. Впрочем, сделать это было не так уж просто. Рыжий мертвой хваткой вцепился в руку Рейнхарда, явно не желая его никуда отпускать, пока тот ни выслушает.
- Почему ты так печешься об этом мальчишке? Говоришь, что между вами ничего нет, а сам глаз с него не сводишь! Я же не слепой! - На последней фразе Кай практически сорвался на крик, заставив Макса чуть поморщиться. Если громкие звуки не были красивы и мелодичны, то он не очень-то их приветствовал. Не считая рева своего байка, ибо это было скорее ласковое мурчание. Громкое, но чертовски приятное.
- Между нами действительно ничего нет. А как я на него смотрю это уже совершенно не твое дело. - Перехватив юношу за запястье, Рейнхаррд наконец отодрал от себя его руку и двинулся дальше в нужном направлении. Рыжий вновь подпортил ему настроение. И почему он просто не мог свалить в туман и не отсвечивать? Видел же, что с каждой минутой лишь сильнее раздражает Альфа и провоцирует на грубость. Хотя на этот раз Рид, кажется, все таки отстал. Мужчина слышал его удаляющиеся шаги и даже радовался тому, что любовник наконец образумился.
Через несколько минут Макс уже мягко постукивал в дверь своего кабинета, размышляя, не уснул ли там парнишка, пока он занимался делами.
- Открывай, это Макс. - На всякий случай сказал Рейнхард, дабы у Санни не осталось никаких сомнений в том, что по ту сторону двери стоит именно он.
Дверь тут же широко распахнулась ему навстречу, и Альфа ввалился в свой кабинет. Правда, сейчас это помещение выглядело как-то непривычно. Окинув беглым взглядом прибранный стол, мужчина удивленно вскинул брови:
- Ты и здесь решил прибраться?
Судя по всему, у мальчика была тяга к такого рода делам, так что творческий беспорядок, учиненный великим и ужасным давным давно на рабочем столе, очень кстати попался Омежке под руку.
- Вот спасибо! - Мужчина весело рассмеялся, в очередной раз касаясь волос Санни и нещадно их растрепывая. Нравилось Альфа это дело, к тому же новая прическа парнишки выглядело немного непривычно. И с чего бы он решил стиль сменить? Поняв, что за весь вечер так толком и не успел посмотреть на преображенного домработника, Рейнхард пару раз обошел Омежку, внимательно его разглядывая.
- А тебе идет, никогда бы не подумал. - В конечном итоге одобрительно хмыкнул мужчина. - И кстати, что ты здесь забыл? Мне казалось, что подобные места тебе не слишком нравятся.
Поинтересовался Макс устало опускаясь на диван. Про возраст парнишки он так и быть тактично смолчал. Как и про вранье охраннику. Феликс, конечно, был мужик отличный, но провести его было легче легкого, это Рейнхард и сам прекрасно знал.

+1

291

На замечание Макса об уборке кабинета, юноша лишь застенчиво улыбнулся. На самом деле ему совсем не хотелось показаться маньяком, помешанным на уборке, но в тот момент ему просто нужно было чем-то заняться, чем-то отвлечь себя от создавшегося конфликта. В памяти всплывали и те два альфа, подравшиеся из-за него. Интересно, искали ли они потом непутевого омега в толпе? Были ли они злы на него? Скорее растеряны и немного унижены, учитывая, что виновник потасовки, воспользовавшись шумихой, быстро удрал. Еще интереснее было бы увидеть реакцию Макса на подобный инцидент. Подрался ли бы он за него? Наверное, нет. Похоже, ему было достаточно прикрикнуть на затейщика драки и все сразу бы утряслось. Впрочем, то, что и в драке рокер показал бы себя на высоте, сомневаться не приходилось. Достаточно было просто посмотреть на его руку – по сравнению с ним, Санни обладал детскими руками, а ведь они оба одного пола. Вот, что значат отличия между альфа и омега. Ему никогда не стать таким, как Макс, ну и Максу соответственно таким, как он, да Реинхард вряд ли захотел бы поменяться природным складом. А впрочем, зачем Санни быть таким? Ведь таким телом нужно было уметь пользоваться, а Вудс уж точно не совладал бы с такой силой.
Коротко вздохнув, он потер глаз, чувствуя, что совсем уморился и присел рядом с мужчиной на диван. Он все еще не привык к пирсингу в языке, от чего его речь могла стать немного неразборчивой, особенно когда он нервничал, именно поэтому открывать рот совсем не хотелось.
И почему я не хочу, чтобы он заметил эту чертову сережку?
Инстинктивно поправив рукав, который скрывал татуировку, он поднял на альфа виноватый взгляд:
- Просто стало интересно, какова атмосфера, когда живой звук. Тут действительно замечательно, захлестывает всеобщее настроение и кажется, что все мы одно целое. Это чувство невозможно передать словами. Тебя окутывает такое ощущение, что ты словно и падаешь в бездной, но в то же время взлетаешь над ней, у тебя перехватывает дыхание и ты совсем не нуждаешься в глазах, а просто слушаешь.
Он и сам не заметил, как увлекся своим рассказом, ведь с кем ему еще было таким поделиться? Макс должен понять его, как никто другой.
- Я и не думал, что мне настолько понравится, и я совсем не сожалею, что незаконно прошмыгнул сюда. Но все равно прошу прощения за это, надеюсь, я не принес вам никаких проблем? Или вы все же узнали о той драке в зале?
Омега чуть закусил нижнюю губу, смотря на Макса снизу вверх. Сейчас так хотелось увидеть его наглую беззаботную ухмылку, в которой он уже не раз замечал острые клыки, словно у вампира. Альфа смотрел непривычным для него серьезным взглядом и только сейчас Вудс смог рассмотреть, какого же его глаза цвета. Взгляд скользнул на его черные волосы, затем на аккуратное ухо с серьгами, на небритый подбородок и наконец, на губы, под которыми блестел шарик такого же пирсинга, как и у него в языке. Поняв, что без стеснения рассматривает его, юноша тут же отвел этот пытливый взгляд и, отстранившись, вновь поднялся на ноги.
- Вы обещали отвезти меня домой. Надеюсь, не передумали? – промолвил он, не оборачиваясь и вновь поправляя рукав, скрывающий татуировку.

+1

292

done

for what: 5 законченных эпизодов, 5 постов, 3 дня голосования.
link: 500+500+500+1000+500+120 (мог что-то с ссылками напутать, но вроде все правильно)
total: 3120

Отредактировано Sunny Woods (2013-07-11 21:19:30)

0

293

Макс внимательно слушал паренька, и чем дольше слушал, тем сложнее ему было сдерживать улыбку и сохранять на своем лице серьезное выражение, которое по подобает носить грозному начальнику сего заведения. Особенно перед таким вот в меру наглым и непомерно милым нарушителем. Впрочем, у мальчика был такой виноватый вид, что Альфа наконец сжалился и довольно ухмыльнулся, а когда услышал про драку, то и вовсе неприлично заржал.
- Так это из-за тебя те чуваки сцепились? - Рейнхард улыбался практически до ушей, демонстрируя пареньку свой фирменный оскал. - Видать, моим посетителям никак не дает покоя твоя жо... То есть твои прекрасные голубые глаза, конечно.
Тактично исправился Макс, ловя на себе изучающий взгляд Омежки, но даже и не думая стесняться. А с какой, собственно, стати? На него целыми днями кто-то пялится, благо, есть что рассматривать. Все же рожа у мужчина была колоритная, как ни крути. Неоднократно Рейнхарду говорили о его сходстве с хищником, и не удивительно. Любая, даже самая милая улыбка, которую по молодости он неоднократно пытался изобразить на своем лице, легко и непринужденно становилась ухмылкой или маниакальным оскалом. Впрочем, став чуть постарше Альфа понял, что это ему на руку, и весьма быстро обернул сей недостаток чуть ли не главным своим достоинством. После голоса, разумеется. Все же талант всегда стоял на первом месте, а уже потом все остальное, включая внешний вид и имидж в общем и целом.
- Нет, не передумал. Я всегда выполняю свои обещания, мелкий. - Ухмыльнулся Макс, поднимаясь с такого удобного дивана вслед за парнишкой. - Ща долетим с ветерком.
Пообещал мужчина, приблизившись к Омежке и бесцеремонно ущипнул его за красивую попу. Чтобы не повадно было к грозным Альфа поворачиваться столь уязвимым местом. А затем, пока мальчик не успел начать возмущаться, Рейнхадр выпер его из кабинета за дверь, и надежно, на целых два оборота, закрыл свою священную рабочую обитель. Теперь дело оставалось за малым: миновать несколько коридоров, пройти через малый зал, заглянуть в заветную комнатку, где хранились шлемы, и все - в добрый путь! Этому плану мужчина и последовал. Как ни странно, прошло все гладко. Даже Кай ни разу не показался, хотя Макс не иключал, что вновь может на него напороться. Видимо, на этот раз рыжий действительно решил отступить, поняв, что ему ничего не светит. Это было славно. Если затишью перед бурей вообще можно было радоваться. Впрочем, Рейнхард был спокоен. Его душевному равновесию Рид вряд ли смог навредить, даже если бы очень сильно захотел, а к тому времени, когда придет время мести, Санни уже будет далеко, и Кай просто не сможет до него добраться. Ну а больше Альфа ничего и не волновало.
Омежке шлем Макс вручил уже на улице. К тому времени, как они добрались до байка, времени было далеко за полночь. Однако, чуть подышав свежим ночным воздухом, Альфа понял, что вся его усталость куда-то испарилась самым волшебным образом. И теперь он снова был бодр как никогда. Даже возникла мыслишка поколесить по ночному городу, после того, как Санни будет успешно доставлен домой. Конечно, можно было предложить ему покататься вместе, но на положительный ответ Рейнхарду рассчитывать не приходилось. Именно с такими мыслями Альфа нацепил на голову шлем и оседлал свою стальную крошку. Услышав привычный практически ласковый рев мотора, мужчина блаженно улыбнулся и, дождавшись пока Омежка усядется и зацепится за него, рванул с места.
Ехать по ночному городу как всегда было сплошное удовольствие. Никаких машин, никаких людей и, что самое главное, никаких велосипедистов! А уж от этих товарищей Макс теперь на всякий случай держался подальше.

Forest Street, 8

+1

294

- Простите, я не думал, что все так получится. Я даже опомниться не успел, как они сцепились, да еще и на ровном месте. Но не отрицаю, здесь есть и моя вина. Один из них преследовал меня весь вечер, и я попросил другого прикинуться, что он со мной. Вот так они и подрались…
Юноша тяжело вздохнул, зализывая кончиком языка ранку на губе. Кай ударил на удивление удачно, боль от столь пустяковой ранки не причиняла юноше дискомфорта, его больше било это именно психологически, но и об этом он вскоре забудет, заняв себя каким-нибудь делом. Только эта мысль и спасала. Сейчас очень хотелось вернуться к той позитивной вышивке с сочными, но такими нежными оттенками ниток. Сейчас то, что он вышил, казалось лишь смесью цветов, но это только для тех, кто был далек от подобного творчества. Даже без серьезных обшивок он видел там уже цветы, листики, лапки зайцев, латки на их одежках. Эта картинка наполняла позитивными эмоциями. Фестикаль Макса тоже наполнял его радостными эмоциями, но это было совершенно другое. Если бы Санни выпил перед тем, как заявиться в клуб, для веселого настроения и прощания с застенчивостью ему было достаточно пары глотков пива, особенно учитывая, что алкоголь он не любил и никогда его не употреблял. Тогда-то бы он возможно и ответил на заинтересованные взгляды того альфа, позволил приблизиться, танцевал бы с ним, смеялся бы над его шутами. Как же он был рад, что не стал пить…
- С ветерком было бы замечательно. Как-то совсем жарко у вас в кабинете,- коротко улыбнулся он, едва не подпрыгнув от наглого щипка, по вине которого по всему телу пошла странная дрожь.
Выйти из кабинета оказалось намного сложнее. Его словно из надежного убежища на поле боя вытолкнули. Казалось, стоит повернуть за поворот и перед ними вновь появится разъяренный Кай с грязными обвинениями. Но ни за одним поворотом они его не встретили, что даже от сердца отлегло. Стоило им с Максом выйти в зал, как Санни резко затормозил. Он-то думал, что все уже начали расходиться, но люди продолжали танцевать и веселиться, несмотря на то, что сцена уже пустовала. Он сделал шаг назад, вжимаясь в Макса, но тут же отступил и начал пробираться к выходу. Чем скорее он покинет это место, тем скорее успокоится и вскоре окажется у себя дома. Примет ванну, ляжет под одеяло и спокойно уснет.
На улице, в отличие от кабинета альфа было довольно свежо. Юноша глубоко вдохнул, блаженно прикрывая глаза. Ночью воздух всегда казался чище и легче, чем днем, ведь улицы не были затоплены машинами, загрязнявшим его. Подойдя к уже знакомому байку, омега благодарно принял шлем и еще раз оглянулся на клуб, окидывая взглядом людей, стоящих у дверей, устраивая перекур. Поймав на себе пытливый взгляд того самого альфа, который имел смелость заступиться за него в толпе, юноша оцепенел, но не увидев в его глазах ненависти, легко улыбнулся и благодарно кивнул. Зажав губами сигарету, альфа улыбнулся в ответ одними глазами и тоже едва заметно кивнул.
- Наконец-то домой,- выдохнул юноша, чувствуя облегчение и натягивая уже знакомый шлем, который ему был велик.
Санни ловко запрыгнул на мотоцикл позади Макса и тут же плотно к нему прижался, сжимая его бедра коленями, а пояс обеими руками. Сейчас он был бы не прочь прокатиться и без шлема, почувствовать, как ветер треплет его волосы, почувствовать запах Макса. Но вместо этого он лишь крепче сжал объятья и привычно зажмурился, стоило Реинрарду резко сорваться с места.
Он ехал домой, и это невероятно грело душу, как и спина, к которой он прижимался грудью.

=> Forest Street, 8

Отредактировано Sunny Woods (2013-07-12 02:23:48)

+1

295

-2000

addressee: Alexander Eyre
award: 338
price: 600
comment: А ты оказывается наяшка :3

addressee: Maximilian Reinhard
award: 329
price: 600
comment: х)

addressee: Nicos Moore
award: 425
price: 800
comment: главному перебивальщику х)

0

296

done

for what: три поста и законченный эпизод
link: 1-ый, 2-ой, 3-ий, эпизод
total: 800

0

297

done

for what:  Реклама 20 постов. Плюс 10 игровых постов и доигранный эпизод.
link: с этого по этот пост.
Nancy Boy Доигранный эпизод: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 + На помощь! Я слишком ленив, чтобы спасаться!
total: 20*15 = 300 за рекламу. +500 за доигранный эпизод. + 10*100 = 1000 за посты. Итого: 300+500+1000 =1800 + мои 1550 = 3350

Отредактировано Carl Austin (2013-07-15 17:20:22)

0

298

Доброго дня, рад видеть вас.
Несколько вопросов.

Jed Linz написал(а):

Управляющий филиалом международной торговой компании

Я что-то упустил видимо, но никак не вижу упоминания о наличии такой компании в жизни вашего персонажа. В биографии.

Учитывая вашу асексуальность, как обстоят дела с узлом?

Какое отношение религиозных родителей к сыну Альфа? В процессе взросления и становления, ведь отсутствие полового влечения проявляется не к 18 годам, а гораздо раньше.

И еще момент. В официальных документах, как то Теория мира и Анкеты, названия видов не склоняются. Альфа, Бета, Омега. Исправьте.

0

299

Добрый день снова

Jed Linz написал(а):

Потому Линц устроился на работу по специальности, управляющим в один из филиалов международной торговой компании

- одной строчкой, конечно, но выше было про шесть лет института) могу расписать подробнее, если вдруг нужно.

Nicos Moore написал(а):

Учитывая вашу асексуальность, как обстоят дела с узлом?

Физиология стандартная, никаких отклонений. Судя по тому, что я нагуглил про асексуалов.

Nicos Moore написал(а):

Какое отношение религиозных родителей к сыну Альфа?

Я полагаю, нормальное. В мире омегаверс вроде бы как просто мирятся с тем, что альфа это альфа, омега - омега, что с них взять - физиология. У меня в био в принципе прописан момент с пастором, который отнюдь не безгрешен. Полагаю, в некоторой мере они гордились "стойкостью" подростка, пока не выяснилось, что он-то не при чем. Только к совершеннолетию засуетились, проверить, все ли в порядке со здоровьем. Если не о сексуальности: лютеран сложно назвать смиренными и смирными, так что доминативные качества воцерквленности и отношению религиозных родителей не помеха, задачей родителей было только привить вежливость и азы этикета.

Nicos Moore написал(а):

Исправьте.

Хорошо, сейчас.

0

300

Jed Linz написал(а):

могу расписать подробнее, если вдруг нужно.

Не нужно, все в порядке. Просто как-то немного разбросано было и не отложилось.

Jed Linz написал(а):

Физиология стандартная, никаких отклонений.

Как выяснили что физиология в порядке? Мне нужно знать что вы планируете в дальнейшем играть по этой линии.

Пастор не родители, я хочу понять в какой обстановке рос ребенок, в среде какого полового воспитания. И было ли вообще это воспитание.

0


Вы здесь » San Francisco » ◄archives► » архив сообщений


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC